Интервью с В. Т. Грумондзом

Интервью с В. Т. Грумондзом

17.10.2017
«История полетов» В. Т. Грумондза стала второй книгой, выпущенной Издательством «Наука» в познавательной детской серии «АкадемКласс». Валерий Тихонович Грумондз уже долгое время сотрудничает с «Наукой», выступая в качестве автора и соавтора научных монографий, посвященных аэрогидродинамике, воздухоплаванию и подводному движению (не так давно из печати вышла «Аэромеханика дирижабля»). Являясь безусловным специалистом в своей области и опытным преподавателем, Валерий Тихонович при создании «Истории полетов» ступил на стезю авторства книг для детей и подростков, поставив своей целью простым языком передать читателям младшего возраста самые важные из своих знаний.

На презентации серии «АкадемКласс» в гостиной ММКВЯ-2017 Валерий Тихонович рассказал о своей книге, о процессе ее создания и развитии идеи, и по следам этого мероприятия мы попросили его ответить на несколько вопросов, чтобы об «Истории полетов» могли лучше узнать те, кто не присутствовал на презентации.

Вы автор серьезных работ по аэрогидродинамике, воздухоплаванию и подводному движению, как пришла идея написать книгу для детей? 

Хорошие идеи часто приходят случайно. Вот и эта тоже. На самом деле соображение-то очень естественное: рассказать ребенку простыми словами то, что знаешь, и то, что считаешь важным, чтобы знал он. Прежде всего я имел в виду своего сына. То же и с новой детской книжкой.

Планируете ли Вы написать еще одну (или, может быть, не одну) детскую книгу? 

Специально ничего не планирую. Я ведь не являюсь профессиональным детским писателем, не состою ни в каких писательских союзах. Но если что-то «сверкнет», почему бы и нет.

Работаете ли Вы сейчас над какой-нибудь книгой? 

Так получилось, что я написал и издал семь научных монографий, часть в соавторстве со своими коллегами, часть в одиночку. И еще некоторое количество книг специально для обучения студентов. Это очень интересное занятие. Сначала, в общем достаточно случайно, появляется идея, потом она постепенно обрастает деталями и, наконец, книга полностью складывается в голове. После этого надо ее написать. Хотя замысел понятен, но нужно суметь его реализовать. С научными книгами не так просто, потому что всё, что в них написано, до последней формулы и последней запятой, должно быть верно. Кроме того, нельзя отвлекаться и от основной работы. Но остановиться трудно. Поэтому и сейчас работаю над очередной научной монографией.

В.Т.Грумондз, История полетов, интервью, издательство Наука

Вы преподаватель МАИ, Ваши студенты Вас очень любят, оставляют теплые отзывы. А что, на Ваш взгляд, самое интересное в преподавании?

Есть такая грустная формула «Я никому не нужен. Жил-жил и вдруг понял, что никому не нужен». Это тяжкая формула. Работа учителя, преподавателя позволяет немного ослабить давление этой мысли. Возникает сознание (иллюзия?) своей «нужности» этим молодым ребятам. И есть некоторые действительно важные вещи, которым я могу их научить, если они собираются заниматься научной работой. Упорству, терпению, наблюдательности, ассоциативному мышлению, умению выделить главное.

Потом я ведь всё время работаю со студентами, то есть с молодыми людьми. А с молодыми очень интересно. Когда-то в книге Бертрана Рассела «История западной философии» я прочитал, что Сократ как-то сказал: «Молодежь сейчас совсем не та, что в наше время». Помню, я тогда сразу, раз и навсегда успокоился насчет смены поколений. И тогда молодежь была «та», и сейчас «та». Просто совсем другая. И мы были другие, чем наши учителя. Иначе и быть не может. Но грустно то, что процент по-настоящему интересных молодых людей в студенческой среде сегодня неуклонно снижается.

И вот еще что в преподавании: нельзя расслабляться, надо быть впереди своих студентов, быть умнее, больше знать. Это сильно бодрит. Как сказал Максим Горький, «надо быть застегнутым на все пуговицы».

«История полетов» прекрасно иллюстрированная книга. На презентации детской серии «Академкласс» в гостиной ММКВЯ-2017 Вы сказали, что Вам больше всего нравятся два изображения, выбранные для обложки. А были ли какие-то технические сложности при работе над иллюстрациями? 

Мне повезло с художником. Одна из основ работы художника – тезис «я так вижу, и отстаньте». Это относится и к большим художникам тоже. «Я так вижу» – это и Дали, и Эль Греко, и Малевич, и Петров-Водкин, и Пикассо, и Филонов. Хотя, между прочим, Рафаэль и Микеланджело на этот тезис не нажимали.

В.Т.Грумондз, История полетов, интервью, издательство Наука

Работа художника, который взялся иллюстрировать книгу – особенная. Она связана жестким дисциплинирующим условием: иллюстрации должны соответствовать тексту, а сам художник должен слышать, что ему говорит автор этого текста. «Я так вижу» здесь не вполне подходит. Кроме того, в детской книжке есть еще одна важная особенность: иллюстрации должны нравиться ребенку. Если они не будут нравиться, он просто закроет книжку и больше никогда ее не откроет.

Так вот мне повезло именно в этом. Автор иллюстраций к книжке художник Игорь Смирнов, внимательно слушал то, что я ему говорил. А я старался не ограничивать его творческой свободы. Поэтому получилось, как мне кажется, то, что нужно.

Мне и правда больше всего нравятся иллюстрации, вынесенные на обложку. Обложка – это очень ответственная вещь. Именно ее видит читатель, придя в библиотеку, или покупатель – придя в магазин. Это – визитная карточка книжки. Мы с художником очень долго обсуждали первую страницу обложки. Нельзя было нарисовать кашу из ракет, самолетов и воздушных шаров. Игорю принадлежит идея нарисовать У-2. Это очень трогательный рисунок. Мы много раз обсуждали его во всех деталях. И в какой-то момент я вдруг понял, что в итоге получилось, и сказал художнику: «А ведь Вы нарисовали не самолет, Вы нарисовали одиночество. Одинокий странник, один во всем мире, в простом и надежном самолете, в открытой кабине, обдуваемый встречным ветром».

Со вторым рисунком все получилось совершенно наоборот. Он был принят сразу, без колебаний и обсуждений. Но смысл его тоже не совсем простой: это дети, которые счастливы, и которые в конце концов уходят, убегают от нас.

В.Т.Грумондз, История полетов, интервью, издательство Наука

Так часто бывает: то, что делается ради решения простых и понятных задач, если это хорошо сделано, вдруг неожиданно приобретает глубокий смысл, который поначалу даже и не подразумевался.

Что проще: писать книги для взрослой аудитории или для детей и подростков? 

Эти трудности совершенно разные. Когда я пишу научную книгу «для взрослых», я должен заботиться о том, чтобы в ней изучались новые сложные проблемы, и чтобы в ней всё было правильно. Иначе не следует ее писать. У книжки для детей немного другие задачи. Конечно, и в ней всё должно быть правильно, но главное не в этом. Главное в том, что она должна, как сегодня говорят, «зацепить» юного читателя, открыть для него новые двери, показать, что мир широк и бесконечно интересен, показать, что научные исследования – это сложный и запутанный детектив, это драма и счастье одновременно. Ведь в науке можно всю жизнь заниматься какой-то проблемой и не достигнуть результата. И никто не будет виноват.

А на вопрос «что проще, а что сложнее?» отвечу так: и то, и другое – сложнее. Правда, трудности разные, но есть одна общая – трудно написать хорошо. А надо. Иначе и браться не следует.

Хотели бы Вы перевести «Историю полетов» на другие языки? Как Вам кажется, эта тема интересна зарубежным читателям? 

В 2008 году меня пригласили в Грецию с предложением перевести на греческий язык и издать в Греции мою детскую книжку с похожим содержанием, но для маленьких читателей. Идея у принимающей стороны была вот какая: греческие дети должны читать не примитивные книжки-комиксы, а книжки, которые их развивают. Все было согласовано, но грянул кризис, денег на издание не стало, и дело, к сожалению, остановилось.

Был бы очень рад, если бы книжку перевели на другой язык и издали бы в другой стране. Для меня это было бы очень интересно.

Кроме того, есть и еще одно соображение. Наши российские школьники изучают иностранные языки. Что если перевести на эти языки интересные детские книжки именно ради них, а не ради иностранных читателей, и работать по ним в школе при изучении иностранных языков. Ведь всё равно нашим детям предлагаются для чтения в основном адаптированные книги. Вот такие переведенные книги и будут являться «сразу адаптированными». Кроме того, в руках у школьника будет одновременно и англоязычная копия, и русскоязычный оригинал для самоконтроля. Может быть, издательство «Наука» возьмется за это?

В серии «АкадемКласс», кроме «Истории полетов» на настоящий момент вышли также книги по антропологии и палеонтологии. А какие еще научные темы могут быть интересны и полезны детям и подросткам, на Ваш взгляд?

Издательство «Наука» является сегодня одним из лучших, а, возможно, просто лучшим издательством нашей страны, публикующим прекрасную серьезную научную литературу «для взрослых». Мне посчастливилось в последние четыре года опубликовать в этом издательстве две большие научные монографии.

И вот это издательство задумало и начало реализовывать очень важное и естественное для него дело: издание научно-популярных книг для детей с привлечением к этому наших российских ученых. Это очень логично, потому что кому же еще издавать такие книги, как не издательству с названием «Наука». Но дело это требует от издательства большой работы по отбору тем для этих книг и авторов, которые могут эти книги написать. Темы должны быть самые разные, как и сами научные направления: естественные науки, искусство, история, в том числе – обязательно история нашей Родины. Есть, например, прекрасная книга Александры Осиповны Ишимовой по истории России в рассказах для детей, написанная и изданная почти двести лет назад. Этой книгой когда-то восхищались Пушкин и Белинский. Задача задуманной издательством серии книг – та же, которую я назвал раньше: зацепить, пробудить у ребят интерес к науке, к размышлению, как-то их «разгипнотизировать».


В.Т.Грумондз, История полетов, интервью, издательство Наука

Какие книги Вы можете назвать любимыми? 

Очень трудно ответить на такой вопрос. С некоторыми книгами живешь, а с некоторыми просто знакомишься. Это как с людьми. Процесс этот абсолютно случайный. Кто кого выбирает – неясно, ты книги или книги – тебя. Тоже как с людьми. Думаю, что, как и близких людей, дорогих для тебя книг много быть не может. Есть люди, которые всё время что-то читают: в метро, за обедом. Это как жить за чужой счет. Много читать не надо. Надо много думать. Книги – это повод начать думать в определенном направлении, повод идти дальше. Это кочки, которые нужны для того, чтобы, перепрыгивая с одной на другую, переходить болото. Поэтому я не все книги дочитывал до конца, если, конечно, речь не идет о научных книгах. Или об инструкции к утюгу. Это надо дочитывать обязательно. Ходасевич когда-то написал «Пушкин – это имя, которым мы будем перекликаться в наступающем мраке». Это примерно то же, что я сказал.

В «Истории полетов» охвачено огромное количество сюжетов, но многое, конечно, все равно осталось «за кадром». По какому принципу Вы выбирали эпизоды для книги?

Книжка «История полетов» не является ни справочником, ни энциклопедией. Было бы ужасно глупо с моей стороны затевать такое издание. Для таких дел нужны большие коллективы и очень много времени, да и то неясно, что из этого получится. Я хотел рассказать в книге о том, что интересно для меня самого с точки зрения науки, техники, достижений человека в борьбе за научные знания и технический прогресс, рассказать о страсти человека к познанию и о его честолюбии, о победах, ошибках и понесенных жертвах.

По какому принципу выбирал истории для книжки – сам не знаю. Это могли бы быть другие истории. Я как бы рассказывал нечто для близких мне людей, для своего сына, например. И хотел, чтобы это было им интересно.


В.Т.Грумондз, История полетов, интервью, издательство Наука
.



Возврат к списку